Народный депутат Дмитрий Святаш, входящий в депутатскую группу «Возрождение» в интервью «Восточному Дозору» рассказал о возможности ареста городского головы Геннадия Кернеса, о новом политическом проекте на местных выборах, а также о том, кто окажется в кресле мэра и горсовете после голосования в октябре 2015 года.

Как считаете, арест мэра возможен и как это отразится на обстановке в Харькове?

 

В этой стране сегодня возможно абсолютно все. Подчеркну – абсолютно все. Судя по тому, как движется судебный процесс по абсолютно сфабрикованному делу в отношении городского головы Геннадия Кернеса, действительно, такой исход возможен.

 

И что дальше?

 

Крайне негативно отразится такое решение. Во-первых, оно будет неправовым, потому что на сегодняшний день нет – и ее не может быть – доказательной базы по вменяемым Геннадию Кернесу преступлениям. У следователя – на этот счет своя точка зрения.

 

Рассчитывать на справедливый суд, конечно, хотелось бы, но правосудие по данному вопросу подменено революционной целесообразностью, а революция такая тварь, которой всегда нужны жертвы. Желательно человеческие. Если нет, то хотя бы жертвы должны быть сакральные. Не расстрелять, так хотя бы в тюрьму посадить. Логика всей революции идет именно к этому, как и риторика нынешней власти.

Если это произойдет, это крайне негативно отразится и на социально-экономическом положении в Харькове и на его спокойствии. Слава Богу, сейчас город, несмотря на его прифронтовое положение, является спокойным. Да, пытаются расшатывать, пытаются гадить. Ведь с мертвыми в виде памятников воевать намного легче, чем с социальной несправедливостью. Скажу так: занять недалекого человека разрушительными вещами намного проще, чем дать ему работу, накормить и занять его полезной деятельностью.

 

Хотя при всех революциях сносили памятники: и при Великой французской, и при двух революциях в России...

 

Но меньше, чем готовятся снести сейчас?

 

Я честно говоря, не понимаю, что именно готовится. Очень хотелось бы, чтобы Президент ветировал принятый закон (Закон «Об осуждении коммунистического и национал-социалистического (нацистского) тоталитарных режимов в Украине и запрет пропаганды их символики» – ред.), или хотя бы вернул с предложениями. Потому что то, что предлагается, – нереализуемо. Даже с точки зрения денег.

 

Что нужно поменять, например, в Харькове? Названия семи из девяти районов. Количество улиц я даже не берусь сказать – наверное, это сотни. Внести изменения в огромное количество регистрационных документов, поменять печати всех государственных органов, которые находятся в районах, которые нужно переименовать.

 

Может начать с памятников? Бог с ними...

 

С памятниками проще, как показала практика, для этого много ума не надо. К тому же, когда чувствуешь свою безнаказанность, и милиция не противодействует, это вообще, без проблем.

 

А остальное потом...

 

Там же другая история – есть ответственность за неисполнение этого решения. А возложили ответственность на компетентные органы местного самоуправление. И отсюда вопрос: что важнее для Харькова, отремонтировать дороги или поменять название улиц? Вот например площадь Руднева – вместо того, чтобы там дорогу сделать, будем ее переименовывать.

 

Я недавно посмотрел моноспектакль Эдварда Родзинского, посвященный трем революциям: Великой Французской и двум революциям в России – февральской и октябрьской. С российскими революциями сложнее, а вот Французская – точно описывает то, что у нас происходит.

 

Я бы сказал, что у нас сейчас время жирондистов. Их конечно потом казнят. В прямом или переносном смысле. Потом якобинцев... и где-то сейчас бродит Бонапарт, который положит всему этому мероприятию конец. Но пока, к сожалению, мы имеем абсурдное решение, а также огромное количество людей, которым это нравится.

 

Близится 9 мая, будут люди, которые выйдут с красными флагами... Будут отнимать?

 

Я бы хотел посмотреть на того милиционера, который у деда отнимет его красный флаг. Ведь всегда выходили с флагами тех частей, которые освобождали город. У кого рука поднимется? Хотя конечно уровень подонства и так зашкаливает... Но мне бы хотелось, чтобы внуки и правнуки этих людей этого не сделали...

 

Провокации будут?

 

Провокации могут быть любые... Как видите, подложить сегодня бомбу – не проблема. Вы прекрасно помните, как люди, которые маршировали у Дворца спорта, в конце-концов, погибли. Очень хотелось бы, чтобы такого не повторилось.

 

Как вы относитесь к празднованию Дня Примирения, который теперь будет отмечаться 8 мая?

 

Для меня это не праздник. Насколько я знаю, в мировой истории есть только один такой пример – это Испания, когда одна часть нации примирилась с другой. У нас же, предлагая День примирения с одной стороны, с другой приравнивают воинов УПА в правах с ветеранами Великой Отечественной Войны... Трудно сказать, что это за примирение. Может быть, это какое-то примирение на Западной Украины, но не здесь. Это не путь примирения. Я себе слабо представляю объединенный марш УПА и советских воинов-освободителей Киева. Я его не могу представить даже в каких-то оруэлловских фантасмагориях... Это бред.

 

Что бы Вы поменяли, чтобы проголосовать «за»?

 

Во-первых, нужно более четко дать определение, что такое советская символика. Во-вторых, провести ревизию, сколько у нас вообще этого добра. Ведь вам сейчас никто не скажет, сколько у нас в рамках страны будет стоить переименование. Сегодня 90 млрд из пустого бюджета выделено на войну...

 

А как без финансирования солдат, техники в условиях войны?

 

Нет, я к тому, что мы должны понимать, за какие деньги мы это делаем. Давайте с войной сначала как-то разберемся, потом с экономикой. А потом уже из профицитного бюджета менять надстроечные вещи.

 

Я вам хочу сказать, что там, где это носит принципиальное для людей значение, уже давно все поменяли. Уже давно во Львове нет улиц Ленина, есть Бандера, есть Шухевич – их герои. И никто не мешает им этого делать. Это решение территориальной громады.

 

Вы собираетесь участвовать в местных выборах?

 

Вопрос об участии в местных выборах рассматривается. Но то, что мы будем принимать в том или ином виде участие в выборах, – это однозначно. Те, кто вошли в группу «Возрождение», зашли в группу с прицелом на партийный проект, безусловно. Если партийный проект не успеем создать до выборов, в любом случае мы будем участвовать. Вопрос в том, по какому закону пройдут эти выборы. Судя по активным высказываниям господина Петренко (министра юстиции Павла Петренко, – ред.) и других провластных политиков, мажоритарку уже никто не хочет. Даже на местных выборах.

 

Когда говорят о том, что выборы будут проходить с открытыми списками, то это просто красивая замануха для людей. Потому что никто не знает, что такое открытые списки.

 

Это британская модель голосования, и в принципе она хороша, но для стран, где нет географического принципа поддержки той или иной политической силы.

 

То есть, скорее всего, выборы пройдут по пропорциональной системе?

 

Да, вот как это было в 2006 году, так и будет.

 

Кто в таком случае, по вашему мнению, будет в горсовете?

 

Если бы выборы прошли сегодня, то, я думаю, что Оппозиционный блок набрал бы контрольный пакет голосов и в городском, и в областном совете.

 

И тогда вы будете делить голоса с «Оппозиционным блоком»...

 

Мы пойдем на выборы одной командой, как это будет правильней и понятней для харьковчан.

 

Мы – это кто?

 

Мы – это те депутаты, которые избраны по мажоритарке (минус Кирш), я думаю, это Харьковский городской голова, который сегодня работает. Если он будет на свободе к тому времени, и если у него будет правоспособность идти на мэра, то, безусловно, он пойдет. Если у него не будет правоспособности, но он будет на свободе, он все равно будет участвовать к каком-то виде. То есть однозначно, мы сделаем все, чтобы электорат не делить.

 

Скорее всего, формат нашего участия в местных выборах вырисуется к июню.

 

Кто будет участвовать и кто пройдет в местные советы, Ваш прогноз?

 

Блок Петра Порошенко, «Народный фронт», «Батькивщина», «Свобода», Оппозиционный блок, «Самопомич». Это те, кто пойдет обязательно. Если коммунистов запретят к тому времени, то они не пойдут, не запретят – пойдут под каким-нибудь другим названием.

 

Кто сколько наберет? Все очень просто – посмотрите на результаты выборов в Верховную Раду.

 

То есть ничего не поменялось?

 

Конечно, поменялось, только теперь Оппозиционный блок наберет больше, правящие партии – меньше, и я не знаю, что действующая областная власть должна сделать, чтобы за нее проголосовали.

 

Если говорить о выборах городского головы. Есть два сценария. Кернес участвует – он побеждает с большим отрывом от любого оппонента. Кернес не участвует, а например участвует Добкин – он тоже побеждает с большим отрывом. Третий вариант: не участвует ни Кернес, ни Добкин. Вот тут уже появляется какая-то интрига.

 

Как вы думаете, может ли случиться, что выборы вообще не пройдут? Об этом говорили еще пару месяцев назад.

 

Такая вероятность сохраняется всегда, но основные доноры Украины – это США и Европа – требуют, чтобы эти выборы состоялись. И я не верю, что их ослушаются.

 


22.04.2015 18:14

 

http://kharkov.dozor.ua/news/politics/1158347.html